Вопросы безопасности бизнеса.

Сегодня основную опасность для нашего бизнеса несет не вероятность криминальных ситуаций и даже (как ни странно) не конкуренция, а возможность погубить бизнес администрированием.

Начиная с 2014 года Банк России начал создавать структуры, предназначенные для регулирования нового для него сектора экономики - некредитных финансовых организаций. К настоящему времени созданы департаменты, аналитические центры, управления и т. п. Организовано создание новых рабочих мест, затрачены средства на приобретение и сопровождение вычислительной техники и программного обеспечения, заметную долю которых занимают расходы на регулирование деятельности ломбардов, в неизвестной нам степени покрываемые доходами от наложения штрафов. Поэтому, вполне вероятно, что выход организаций из-под администрирования ЦБ РФ вызовет его противодействие. Однако на непосредственные действия по отношению к Хранителю, который не является предметом регулирования ЦБ РФ, последний права не имеет и потому есть основания предположить, что он будет действовать через другие контролирующие органы. Рассмотрим их по мере возрастания опасности.

1. Налоговые органы.

Ваши доходы абсолютно прозрачны — оплата услуг по хранению и неустойка. Расходы — как ранее у ломбарда, но без применения ЕПС. При налогообложении 6% от дохода претензий быть не может. Сумма обеспечительного платежа не является ни расходом при выдаче, ни доходом при возврате (ст.346.15 НК РФ), в том числе путем удержания ее из суммы, вырученной при реализации невостребованных вещей. Сумма расходов при 15% налогообложении аналогична «ломбардной», в т.ч. убытков (при наличии), возникших вследствие недостаточности суммы, вырученной при продаже на полное возмещение обеспечительного платежа. По нашему мнению, претензии со стороны налоговых органов при правильном ведении учета и применения ККТ крайне маловероятны.

Операция ломбарда по реализации невостребованного имущества является не самостоятельной сделкой, а способом исполнения (завершения) договора хранения, в случае если поклажедатель уклонился от получения вещи (ст. 899 ГК РФ). Поскольку непосредственно от продажи невостребованных вещей Хранитель дохода не получает, совокупность этих операций невозможно отнести к понятию "Вид предпринимательской деятельности" (ст. 2 НК РФ), в частности любого из видов торговли, следовательно ОКВЭДы, относящиеся к торговле, Хранителю получать не обязательно.

2. Пробирный надзор, ГИИС ДМДК.

Никаких отличий от требований, предъявляемых ломбардам. При выполнении требований закона № 41-ФЗ и Инструкции № 231, Постановление Правительства РФ №270 претензий быть не может.

3. Росфинмониторинг.

Деятельность ломбарда входит в закрытый список видов деятельности, подлежащих контролю РФМ. Деятельности по хранению в этом списке нет. Контролю РФМ подлежат только операции купли-продажи драгоценных металлов в части сделок с оценкой выше 600 000 руб. и анкетирование клиентов по каждой сделке свыше 40 000 руб. наличными или 100 000 руб. по безналичному расчету.

4. Роспотребнадзор.

Подобные органы контролировали деятельность ломбардов до их передачи под регулирование ЦБ РФ. Проблемы у ломбардов возникали редко, а штрафы незначительны. Сомнительно, что с Хранителем будет иначе.

5. Самая большая опасность — действия Банка России руками прокуратуры — органа, наделенного значительно большими полномочиями, чем рассмотренные выше. Направление удара — признание сделки хранения недействительной. Поэтому внимательно раcсмотрим стратегию защиты Хранителя от таких обвинений.

Определение: «Сделками признаются действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей» (ст. 153 ГК РФ).

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в качестве сделки, не создает правовых последствий, присущих данному виду сделок, а влечет лишь предусмотренные законом последствия, связанные с ее недействительностью. Недействительные сделки делятся на оспоримые и ничтожные.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной только по решению суда. Суд не вправе самостоятельно оценить оспоримую сделку как недействительную без соответствующего требования истца. Правом оспаривания обладают стороны сделки либо лица, указанные в законе. Согласно ст. 52 АПК РФ прокурор может оспорить сделку только в том случае, если при совершении сделки затронуты государственные или общественные интересы, чего при сделке гражданина и предприятия «Хранитель» не происходит, т. е. прокурор в данном случае не может являться надлежащим истцом, а следовательно возбудить иск о признании сделки недействительной. Вышеуказанное отражено в п. 18 Информационного письма Президиума ВАС от 13.03.2001 г. № 61.

Другим случаем, является признание сделки недействительной без решения суда вследствие ничтожности. Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ «Притворная сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе прикрыть сделку на других условиях, ничтожна». В этом случае «к сделке, которую стороны имели в виду с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила». Доказать притворность сделки, особенно в нашем случае, чрезвычайно сложно. В п. 87 и п. 88 Постановления Пленума ВС РФ от 03 июня 2015 г. № 25 разъяснено, что «в связи с притворностью, недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки». Намерения одного участника совершить притворную сделку недостаточно. В нашем случае очевидно, что правовыми последствиями для Хранителя является получение дохода от услуг по хранению вещей, причем этот доход прямо пропорционален стоимости вещей, т. е. со стороны Хранителя сделка является самостоятельной. Совокупность таких сделок и является предпринимательской деятельностью Хранителя, обеспечивающей покрытие им расходов на хранение и получение прибыли (ст. 2 ГК РФ). Тогда как выдача и возврат обеспечительных платежей, в том числе не в денежной, а в натуральной форме (ст. 381.2), не может являться предпринимательской деятельностью в случае, если условиями договора хранения не предусмотрено взимание платы за предоставление обеспечительного платежа, т. е. такое предоставление и возврат не является самостоятельной сделкой, а является гарантией исполнения обязательств Хранителя по возврату в сохранности имущества поклажедателя подобно тому, как ломбард бесплатно хранит и даже страхует за свой счет переданное в залог имущество, что также не является самостоятельной сделкой.

Весомым доводом того, что выдача и возврат обеспечительного платежа не являются прикрываемой сделкой, а договор хранения прикрывающей, является отсутствие связи между суммой оплаты хранения и суммой обеспечительного платежа, зависящего от срока хранения и волеизъявления поклажедателя, тогда как тарифы на оплату услуг по хранению всегда пропорциональны стоимости (оценке) поклажи.

Следует также использовать широко применяемый в судебной практике принцип «Эстоппель»: согласно которому сторона не может требовать признать договор ничтожным, если ранее она действовала так, будто считает его действительным. В нашем случае действия поклажедателя полностью соответствуют условию договора хранения, а действия поклажедателя в случае оспаривания им договора судом будут признаны недобросовестными.

Резюме.

Исходя из изложенного, признать сделку (договор между Хранителем и Поклажедателем) недействительной крайне проблематично в связи с тем, что:

- согласно законам РФ третья сторона, в т.ч. прокуратура, не обладает правом оспаривания сделки;

- договор хранения является самостоятельной сделкой, не являющейся прикрывающей выдачу и возврат одной и той же суммы денежных средств, которые служат обеспечением сохранности имущества поклажедателя, и не представляют из себя самостоятельной сделки;

- даже при желании поклажедателя признать сделку недействительной вследствие его намерений совершить другую сделку, этих намерений недостаточно;

- поклажедатедь, заключивший договор хранения, сдавший свои вещи, получивший обеспечение их сохранности — на основании принципа «Эстоппель» признается недобросовестным.